Жанры
 
 

Советуем почитать 

Статьи сайта

Писатель Игорь Щепеткин: интересно о жизни

Жизнь - череда событий: ярких, красочных, запоминающихся и самых обыденных, иногда драматичных и тяжелых. Все они формируют человека, оставляют след в его душе. Игорь Щепеткин поделился частичкой своей души на страницах сборника рассказов "Под куполом Римана", который посвящен обычной жизни обычного человека, умеющего подмечать детали, радоваться мелочам и искать приключения.


"Моя память избирательна, но работает она не по принципу избирательной урны. Меня никто не просит заучить своё детство в то время, пока я в нём живу, и запоминаю я лишь то, что нужно и интересно самому", — говорит писатель устами своего героя. Из прошлого в настоящее от истории к истории он планомерно движется, соединяя воедино годы, протягивая нить между поколениями, рассказывая современникам о том, что было и уже исчезло, а потомкам о том, что есть, но вскоре забудется: "Вот новая лампочка загорается, и это вызывает восхищение у бабушки с дедом. Ещё бы! Было время, когда им приходилось жечь лучину. Посмотрите на историческое фото «Лампочка Ильича». Эта сцена очень похожа на то, что периодически творится в нашей квартире. Бабушка тоже обычно носит светлый платок на голове, а ещё не умеет писать и читать".


Для творчества Игоря характера особая душевность, какую ощущаешь во время общения со старым другом, с которым не виделся очень давно и теперь с огромным удовольствием перелистываешь ветхий альбом с фотографиями и словно переносишься в моменты, когда они были сделаны. В его рассказах есть удивительная гармония между диалогами и описаниями, плохими и хорошими вещами, неизбежно происходящими с каждым, большими авантюрами и мелкими, но по-своему значимыми событиями. Он перемешивает дни, готовя из них пьянящий коктейль, испив который учишься подмечать детали, радоваться простым вещам и двигаться вперед, независимо от сложности маршрута.


"Под Куполом Римана" - книга, написанная неравнодушным человеком для читателя, разделяющего его эмоции и умеющего с такой же любовью смотреть по сторонам, не боясь ни падающего метеорита, ни юркой белочки, что пробегает так близко, что хвост ее касается затылка, ни ночной прерии где-то в Америке, ни суровой тайги, ни бурной реки. Вместе они способны создать карту реальности, какую знали люди в двадцатом веке и начать составлять ее следующую страницу, посвященную двадцать первому веку, где однажды продолжат это дело уже новые писатели и их читатели.